История Арабских стран

ПРОБЛЕМА ГОСУДАРСТВЕННОЙ  СОБСТВЕННОСТИ НА ЗЕМЛЮ В ХАЛИФАТЕ В   VII—VIII вв.

Анализ ранних источников показал, что по юридическим при­знакам, на основе которых сторонники этой концепции отделяют мулк от государственной земли и рассматривают последнюю как господствующую форму земельной собственности в основных обла­стях халифата и как отличную от мулка категорию землевладения, между этими двумя видами земельной собственности не было ни­какой разницы. Выходит, что государственная собственность дей­ствительно была ограничена землями савафи, и то до перехода их в руки частных лиц на правах икта.

При такой постановке вопроса отпадает один из основных вы­водов сторонников этой концепции о преобладании государствен­ной собственности над мулками на территории халифата. Даже в Ираке, причисляемом И. П. Петрушевским к тем основным обла­стям халифата, в которых государственная земля преобладала, всю землю, не считая савафи в стадии их нахождения в собствен­ности государства, необходимо отнести к мулкам.

У. М. Ахмеджанов причисляет мертвую землю к названным им ка­тегориям государственной земли, а после оживления или продажи ее частным лицам — к мулкам [4, стр. 33]. Таким образом, эти авторы признают переход государственной собственности в кате­горию мулк.

Представляет ли такой мулк действительно полную собствен­ность его владельца, исключающую какие бы то ни было права государства на эту же землю?

В связи с этим отметим, что переход мертвой земли в руки част= ных лиц был результатоп распоряжения ею со стороны ее собст­венника — государства, в частности результатом пожалования. Сам факт пожалования мертвой земли именно государством гово­рит о том, что она не могла стать полной собственностью частных лиц.

Доказательство этого положения мы видим в словах, приписы­ваемых Мухаммаду: «Посланник Аллаха сказал: „Земля ади при­надлежит Аллаху и его посланнику, а потом от меня — вам”» [45, стр. 254; 51, стр. 65; 50, стр. 62—64; 36, стр. 128]. Возникает вопрос: можно ли доказывать, что эти слова — только фикция, как это делает часть авторов, считая их противоречащими положению, приписываемому тому же Мухаммаду: «Кто оживит мертвую зем­лю, тому она принадлежит? [51, стр. 64, 65; 50, стр. 62—64].

Противоречивы ли эти сообщения? Для ответа на этот вопрос посмотрим, как сами законоведы представляют правоотношения собственности на пожалованную и оживленную землю между го­сударством и частным лицом.

В стадии нахождения мертвой земли в руках государства Абу йусуф, подобно Хасану ибн Салиху, признает за его главой — ха­лифом всю полноту власти единственного собственника. Обраща­ясь к халифу ар-Рашиду (786—809 гг.), он пишет: «Ты можешь пожаловать  этими землями кого пожелаешь, счи­таешь нужным отдать в аренду и поступить с ними так, как ты считаешь за благо. Мертвая земля принадлежит тому, кто ее оживит» [51, стр. 64].

Оглавление

goodtime . zaxvatu.net/

01

02

01

02