История Арабских стран

НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ   НОВЕЙШЕЙ   ИСТОРИИ ЕГИПТА В ТРУДАХ СОВЕТСКИХ АРАБИСТОВ

странением в те годы политической концепции, согласно которой Египет, «где классовые противоречия сильнее, чем в Турции», «станет центром не только арабского, но и всего мусульманского Востока» [52].

Первыми исследование проблем национально-освободительного движения Египта начали К. М. Трояновский, чьи взгляды ока­зали влияние на последующие труды об этой стране, и В. А. ГуркоКряжин.

Ответ на вопрос о роли различных социальных сил в нацио­нальном движении Египта К. Трояновский, В. А. Гурко-Кряжин и их коллеги искали в определении уровня экономического развития страны, а также в определении степени и характера социальной дифференциации ее общества. Уже эти первые исследователи бе­зусловно преувеличивали уровень развития капитализма в Егип­те. Теоретическим обоснованием этому преувеличению послужила  имевшая широкое распространение в те годы концепция, отождест­влявшая развитие торгового капитала с капиталистической форма­цией. Подобная теоретическая предпосылка была связана в трудах названных авторов с определенной тенденцией в анализе социаль­ной структуры египетского общества, выразившейся в искусствен­ном завышении числа пролетарских элементов сельского населе­ния, к которым они относили обезземеленных крестьян, батраков и пауперов. «Обезземеленные феллахи,— писал К. Трояновский,— все больше и больше сбрасывали с себя крестьянскую оболочку, отрываясь не только физически, но и психически от земли, и стано­вились пролетариями, которым нечего терять» [52]. В 1922 г. К. Трояновский и в 1923 г. В. А. Гурко-Кряжин насчитывали в этой категории 77,5% крестьян (в 1924 г. первый снизил эту циф­ру до 65%, но П. Китайгородский в 1925 г. настаивал на 75%) [53; 28; 54; 23].

Между тем эти данные не соответствовали материалам самих исследователей. В частности, К. Трояновский, основываясь на ста­тистических показателях, сообщал, что в египетской деревне на­считывается крестьян, владеющих менее чем 1 федданом земли, вместе с членами семей — 5-^6 млн. (из 9,5—10 млн. феллахов), т. е. 50—60% общего числа крестьян (численности остальных кате­горий крестьян он не дает). При анализе таблицы занятости насе­ления по отраслям производства К. Трояновский допустил смешение самодеятельного населения со всем населением, что привело к за­вышению числа безработных и поденщиков. Его оценочные данные относительно размеров землевладения рентабельного хозяйства были несколько завышены (он полагал, что прожиточный минимум обеспечен в хозяйстве крестьянина, владеющего не менее чем 5 фед-данами земли), что также усиливало картину пауперизации насе­ления.

Выводы относительно социального строя египетского общества явились для К. Трояновского, П. Китайгородского и В. А. Гурко-Кряжина предпосылкой к умозрительным конструкциям роли различных общественных групп в политической жизни Египта.

Полагая, что египетское общество капиталистически глубоко дифференцировано, К. Трояновский и П. Китайгородский пере­оценили остроту социальных антагонизмов в Египте. Они утверж­дали, что социальные условия там «более чем созрели для револю­ции», ибо аграрный вопрос уже вытесняет собою вопрос нацио­нальный. «Египетский феллах,— писал П. Китайгородский,— страшно жаждет земельки. О чем бы ему ни толковали студенты-националисты, он неизменно переводит их политическую азбуку на свой крестьянский язык. А когда он научится говорить, то красный петух запоет и в египетской деревне...» [23, стр. 39]. Таким обра­зом, эти ранние публицисты приходили к выводу о том, что в Египте происходило перерастание национального движения в классовое. Из этого положения К.

Оглавление

По материалам http://hagerzak.org

01

02

01

02