История Арабских стран

ПЕРЕВОРОТ В МАРОККО В 1953 г.

ХП. 1952].

Несмотря на чрезвычайные меры, предпринятые французскими военными властями, несмотря на полеты над городами военных самолетов, в Касабланке, Рабате и других городах поднималась волна протеста. На многих зданиях на окраинах Касабланки поя­вились надписи с требованием предоставления Марокко националь­ной независимости. В Рабате состоялась многочисленная демон­страция.

За демонстрациями последовала новая волна арестов. Всего, по данным Комитета освобождения арабского Магриба, в начале декабря 1952 г. было арестовано до 43 тыс. патриотов [5, стр. 72].

Подъем антиимпериалистического движения нашел отклик и в сельских районах. В середине декабря 1952 г. начались выступле­ния феллахов Тадлы, Хенифры и Среднего Атласа [5, стр. 72].

О том, какое значение власти протектората прида­вали антисултанской кампании, свидетельствует тот факт, что на съезд было приглашено и присутствовало 1300 мусульман из Ма­рокко, Алжира, Туниса, Ливии, Мавритании, которые представляли 200завий6. Съезд продолжался три дня. По окончании работы; съезда на пленарном заседании была принята резолюция от имени всех мусульман, проживающих под «сенью французского знамени».. Беседуя с представителем «Пари-матч», аль-Киттани так изложил ее содержание: «В течение последних двенадцати лет мы чувству­ем, что Франция непрочно держится на марокканской земле. Мы просим Францию возродить светоч ее покровительства. Если она не хочет или не сможет это сделать, ей придется тогда только уйти и мы будем решать свои проблемы, как в прошлом: в анархии» [13, стр. 14]. Это высказывание характерно для той части подкуп­ленной французскими подачками верхушки феодальной интелли­генции, которая делала ставку на Францию, прикрывая свой кол­лаборационизм ханжескими вздохами о том, что сами марокканцы якобы не смогут вершить свою судьбу.

С этого верноподданнического съезда и потянулись нити ново­го заговора. Съезд образовал «движение оппозиции и реформ» ,[б, стр. 211], с тем чтобы убедить общественное мнение в существова­нии среди марокканцев оппозиции султану и движения за осущест­вление сфабрикованного колонизаторами «плана реформ», т. е., за сохранение режима протектората, а также чтобы создать впе­чатление, что политика султана не отражает мнения всей нации. Однако отпор марокканского народа заставил власти протектора­та придать этому съезду чисто религиозный характер и не ставить его задачей немедленное низложение султана [6, стр. 211].

Вместе с тем подготовка заговора продолжалась. В начале мая 1953 г. в Марокко приехал бывший генеральный резидент маршал Жюэн. Этот приезд был использован как благовидный предлог для организации встречи бывшего резидента с пашами и каидами. Под­линной целью данной встречи было приобщить к заговору нереши­тельных и колебавшихся. Несколько ранее власти протектората заменили наиболее нерешительных из пашей и каидов, которые смогли бы помешать проведению в жизнь намеченного плана.

В результате вскоре после приезда Жюэна, 21 мая, появилась петиция пашей и каидов, требовавшая низложения султана [6, стр. 212]. Не случайно французская администрация начала подрыв авторитета султана с религиозных позиций. Марокко — страна, население которой очень религиозно. Генеральный резидент пра­вильно рассчитал, что, если ему удастся опорочить Мухаммеда бен Юсуфа как религиозного главу мусульман, ему ничего не будет стоить лишить его и светской власти.

Оглавление

пенсии в россии в 2018 году

01

02

01

02