История Арабских стран

ПЕРЕВОРОТ В МАРОККО В 1953 г.

Но он просчитался, так как опорочить султана ему было не под. силу. Правда, в интервью газете «Пти марокен» с благословения Гийома аль-Глави заявил: «Для нас, подписавших эту петицию, и для наших министров сул­тан Марокко отныне пал. Он ничего собой не представляет. Для того чтобы это лишение его прав вступило в силу, не хватает со­гласия французского правительства» [цит. по: 4, 12.У1.1953]. Одна­ко аль-Глави выдавал желаемое за действительное. История с петицией вызвала многочисленные отклики. 31 мая лидеры нацио­нальных партий обратились в секретариат Лиги арабских госу­дарств с посланием, в котором просили созвать политический ко­митет Лиги и рассмотреть обстановку, сложившуюся в результате попытки свергнуть султана.

3 июня газета «Либерасьон» опубликовала заявление великого визиря Марокко, сделанное им по указанию султана. В этом доку­менте разоблачалась роль французских колониальных властей в составлении этой петиции. Правительству султана, говорилось в заявлении, известны «маневры, в результате которых была выра­ботана эта петиция, и давление, оказанное на большинство пашей и каидов, чтобы добиться их подписей». В заявлении также указы­валось, что право султана назначать своих представителей «под­верглось таким ограничениям, что оно стало почти несуществую­щим» [8, 4.VI.! 953].

Для того чтобы стало понятным появление петиции, следует иметь в виду, что паши и каиды по существу являлись служащими французской администрации и их дальнейшая карьера была тесно связана с властями протектората и целиком от них зависела. Это были продажные, специально подобранные профранцузские эле­менты.

Казалось бы, что комедия составления петиции была публично разоблачена. Но французская администрация, не смущаясь, отпра­вила петицию в Париж, выдавая ее за мнение всего марокканско­го народа. Одновременно и французская и марокканская буржуаз­ная пресса начали бешеную кампанию против султана. Газеты на­стойчиво подчеркивали, что петиция является «стихийной манифе­стацией» и, помимо этого, «чисто внутриполитическим делом, кото­рое противопоставляет султана его подданным» [цит. по: 4, 12.У1. 1953].

Патриотические силы Марокко пытались противостоять этому шквальному нажиму. 6 июня в газетах Танжера было опубликова­но воззвание 318 улемов из всех марокканских городов, в том чис­ле и из г. Марракеша — резиденции аль-Глави. В воззвании выра­жалось возмущение петицией пашей и каидов, возглавленных аль-Глави. В документе говорилось: «Что касается этих каидов, то из­вестно, что они являются лишь инструментом в руках человека, который несет самую большую ответственность в этом деле. Но и он сам является марионеткой в чужих руках. Он участвует без заз­рения совести в заговоре, шитом белыми нитками» [4, 12.У1.1953]. Другими словами, улемы осуждали подлую, предательскую роль аль-Глави и его приспешников.

В эту трудную минуту султан Марокко, имевший большое количество сторонников и пользовавшийся уважением большинства своих подданных, оказался фактически одинок. Сказалось отсут­ствие единства и сплоченности среди демократических сил, не было необходимой организации. Национальные партии, разгромленные властями протектората, не обратились к народным массам, не объ­яснили им опасности сложившейся обстановки, не призвали их к борьбе.

Оглавление

https://k1ad.ru . Материал с сайта . купить справку для академического отпуска

01

02

01

02