История Арабских стран

Е. А. БЕЛЯЕВ — УЧЕНЫЙ, ПЕДАГОГ, ПУБЛИЦИСТ

датского ориенталиста Франтса Буля

В своем историографическом анализе, как и в своих лекциях и беседах, Е. А. Беляев всегда исходил из необходимости трезвой и ясной оценки всякого творения рук человеческих. Человек может сделать много, но, чем больше он сделает, тем больше у него шан­сов ошибаться. Эта несколько скептическая, но безусловно трез­вая и реалистическая позиция помогала Евгению Александровичу справедливо взвесить все положительные и негативные стороны того или иного труда или автора и, отдавая должное заслугам. зорко увидеть все слабости и несовершенства. Убежденный против­ник всяческих догм и схем, предвзятостей и преувеличений, он всегда умел не впадать в крайности и соблюсти чувство меры. В этом также проявлялось его стремление широко смотреть на вещи, видеть жизнь многопланово и многосторонне.

В целом научные заслуги Е. А, Беляева как крупного совет­ского исламоведа и историка арабского средневековья, как знаю­щего специалиста в области религиозной идеологии и средневеко­вой истории Востока вообще, как одного из первых советских вос­токоведов, стремившихся базировать изучение истории и духовной жизни восточного средневековья на достижениях марксистско-ле­нинской теории (особенно часто он ссылался на переписку Маркса и Энгельса, посвященную различным проблемам Востока, а также на труд Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства»), исключительно высоки. Для всех они были на­столько очевидны, что у широкой востоковедной общественности не вызвало никакого удивления присвоение Евгению Александро­вичу ученой степени доктора исторических наук в октябре 1962 г., хотя в то время его самый большой и значительный труд «Арабы ислам и арабский халифат в раннее средневековье» еще только создавался. Докторская степень как бы отмечала не только значе­ние всей, согласно официальной формулировке, совокупности на­учных работ Е. А. Беляева (а таковых к 1962 г. было вполне до­статочно), но и его заслуги как педагога, .пропагандиста, лектора, воспитателя, научного консультанта и организатора. Ему приходи­лось вести большую научно-организационную и научно-консульта­ционную работу в качестве заведующего кафедрой в МИВ или за­ведующего сектором арабских стран Африки в Институте народов Азии АН СССР, в качестве члена Ученого совета или официально­го оппонента при защите многих и многих кандидатских и доктор­ских диссертаций, в качестве председательствующего на том или ином научном совещании — от заседания научно-студенческого об­щества до собрания секции  Всесоюзной конференции  арабистов.

В последние десять лет своей жизни Евгений Александрович неоднократно представлял нашу науку за рубежом. Он был актив­ным участником трех международных    конгрессов    востоковедов-XXIII в Кембридже, XXIV в Мюнхене, XXV в Москве. Его доклад в Кембридже, выше уже упоминавшийся, вызвал оживленные ком­ментарии в зарубежной печати, кое-где    характеризовавшей    его как «красную атаку на ислам». На Московском конгрессе   летом 1960 г. Е. А. Беляев был председателем секции истории арабов и ислама. Хорошо владея иностранными языками, Евгений Александ­рович во время Московского конгресса и в ходе своих научных по­ездок в Англию, Францию, ФРГ, ГДР и ОАР легко устанавливал контакты со многими зарубежными учеными, вел с ними переписку и обмен литературой. Особенно тесные контакты он установил    с французскими  учеными:   крупнейшими  исламоведами    Луи  Массиньоном и Режи Блашером, историком и филологом   Максимом Родинсоном, видными медиевистами Клодом.

Оглавление

viagra super active

01

02

01

02